Молитва на японском языке

Отче наш на японском языке

Общая молитва к Богу в ней наша сила духа и веры. Сегодня взоры многих православных христиан обращены к Богу и Богородице.

Наши молитвы о прощении и помиловании людей живущих на японской земле.

В храмах Хабаровской епархии моляться за всех погибших в страшной японской трагедии, за наших соотечественников оказавшихся на чужбине в эти трудные дни.

Со слов Екатерины Казаковой,прихожанки одного из храмов Хабаровска:
— Мой сын с семьй по контракту работает в Японии, час назад мы общались с о.Николаем, который окормляет моих детей. Ситуация сложная, батюшка просит молиться за всех,кто не успел уехать в Россию. За всех людей нуждающихся сегодня в поддержке.

Евангелие от Луки, 11
Случилось, что когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш.

Текст молитвы «Отче наш»
Отче наш, иже еси на небесех!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,
Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим,
И не введи нас во искушение,
Но избави нас от лукавого.

Православные люди добавляют:
Яко Твое есть и Царство, и сила, и слава,
Отца и Сына, и Святаго Духа
И ныне, и присно, и во веки веков.
Аминь!

На японском языке
天主経 — Тэн-Сю-кэй — Отче наш
天に在す我等の父や。
Тэн ни имасу уарэра но Чичи йа.
Отче наш, Иже еси на небесех!
願くは爾の名は聖とせられ。
Нэгауаку уа Нандзи но уа сэй то сэрарэ.
Да святится имя Твое,
爾の国は来り。
Нандзи но куни уа китари.
да приидет Царствие Твое,
爾の旨は天に行わるるが如く、地にも行われん。
Нандзи но мунэ уа тэн ни оконауаруру га готоку, чи ни мо оконауарен.
да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
我が日用の糧を今日我等に与え給え。
Уа га ничийоо но катэ о конничи уарэра ни атаэтамаэ.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь,
我等に債ある者を我等免すが如く、我等の債を免し給え。
Уарэра ни оимэ ару моно о уарэра йурусу га готоку, уарэра но оимэ о йуруситамаэ.
и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим,
我等を誘に導かず、
Уарэра о изанаи ни мичибикадзу,
и не введи нас во искушение,
なお我等を凶悪より救い給え。
нао уарэра о кйоаку йори сукуи тамаэ.
но избави нас от лукаваго. — на японском

Каждый человек на земле хочет мира для себя и своих близких.

Новости

Молитва на японском языке

Якудза (яп. やくざ или ヤクザ), известные также как гокудо (極道) — члены соперничающих между собой групп традиционной организованной преступности в Японии, а также общее название таких групп. Согласно книге рекордов Гиннесса в наши дни японская якудза являются самым значительным криминальным феноменом в мире. Иностранная пресса обычно называет якудза «японской мафией».

Организация
Группы якудза построены по принципу жёсткой иерархии и их внутренняя жизнь регулируется различными кодексами поведения. Такие группы есть почти на всех японских островах, а также кое-где за границами Японии. В разговорах якудза пользуются особым жаргоном и в наши дни выдают себя обычно за бизнесменов. С 1993 года отношение властей к якудза стало значительно более жёстким, что было спровоцировано получившим большую огласку инцидентом нападения на кинорежиссёра Дзюдзо Итами членами клана Гото (яп. 後藤組 Гото-гуми). Теперь даже принадлежность к гуми (банда якудза) уголовно наказуема, что всё больше вынуждает современных якудза к переходу на нелегальное положение. Вследствие этого обострились отношения якудза с полицией (эти отношения не всегда были плохими) и упал их общественный авторитет.

Центральной фигурой в иерархии якудза является оябун (親分), который примерно соответствует русскому «пахану».

История
Термин «якудза» пришёл из японской карточной игры ойчо-кабу (в которую играют картами ханафуда и кабуфуда) и означает «никчёмный». Так же, как в игре в «баккара», значения карт складываются вместе и последняя цифра суммы считается количеством очков. Худшее сочетание карт в игре: восьмёрка, девятка и тройка, что даёт в сумме 20 и 0 очков. В традиционной японской форме счёта эти числа называются соответственно «я», «ку» и «са», откуда и возникло слово «якудза». Якудза взяли себе это наименование, так как игрок, имеющий на руках такую взятку, должен обладать самым большим умением и, очевидно, наименьшей удачливостью, чтобы выиграть (так как взятка является наихудшей из того, что можно получить, только совершенный мастер способен преодолеть своё невезение и выиграть). Название, таким образом, использовалось для обозначения неудачи.

В современном японском языке «восемь-девять-три» произносится как «хати-кю-сан», иногда именно так называют якудза теперь.

В период Эдо банды якудза состояли почти без исключения из людей «низкого происхождения», главным образом выходцев из сословия торговцев, а также крестьян и ремесленников. Терял ли человек всё своё имущество в результате проигрыша, стихийного бедствия или мародёрства ронинов, бежал ли от беспорядков или уголовного преследования без средств существования в незнакомый город — ему не оставалось ничего иного, как обратиться к якудза. Те давали ему приют и работу. Нередко добровольцев притягивало также желание укрыться в «семье» или страсть к приключениям и надежда на признание и уважение среди сельского населения.

Читать еще:  Молитва ангелу хранителю максиму

В полицию, напротив, приходили в то время только члены самурайской касты, которые не могли из-за так называемого «мира Токугава» найти никакого военного занятия и поэтому занялись охраной общественного порядка. Таким образом, отношения между теми и другими часто были довольно напряжёнными и буси в насмешку называли якудза «выскочками в самураи без почитания Бусидо». Однако не всегда всё это приводило к столкновению, кроме того, гуми (банды) в разных местах сильно разнились в своём радикализме, поэтому иногда возникало некое сотрудничество между полицией и якудза относительно общественной политики. В настоящее время принято считать якудза наследниками самурайских традиций. Сами участники бандформирований разделяют эту точку зрения, не в последнюю очередь ссылаясь на дисциплину, иерархичность своей структуры и соблюдаемый специфический «кодекс чести».

Тэкия и бакуто
Более непосредственно можно проследить происхождение большинства современных банд якудза от двух групп, возникших в XVIII столетии: тэкия (коробейники) и бакуто (игроки). Корни этого происхождения можно обнаружить в современных церемониях инициации якудза, которые включают в себя ритуалы как тэкия, так и бакуто.

Современность
Современные якудза расширили круг своих интересов до влияния на финансовые рынки и политическую коррупцию. Они пытаются также оказывать влияние на политические выборы, при этом кандидаты поддерживаются денежно или через «услуги», с расчётом на послевыборный шантаж. Наряду с этим якудза занимаются также «традиционными» для мафии видами деятельности — наркоторговлей, проституцией, торговлей людьми, незаконным игорным бизнесом, патинко или «крышеванием», что, например, скрывается многими ресторанами под статьёй расходов на стирку салфеток. Одной из наиболее прибыльных традиционных сфер бизнес-деятельности якудза считаются операции с недвижимостью и строительство. Также достаточно популярен шантаж топ-менеджмента корпораций компрометирующей коммерческой информацией либо угрозы связанные со срывом собраний акционеров или манипуляциями курсом акций.

Штаб-квартиры кланов якудза, украшенные неоновыми эмблемами, размещаются в престижных бизнес-кварталах японских городов, полиция обычно не вмешивается в их деятельность. Согласно неписанным правилам якудза, обвиняемый в совершённом преступлении отдельный член бандформирования принимает на себя личную ответственность за совершённое и тем самым не даёт юридического повода обвинить своих руководителей в преступной деятельности. Сложная взаимосвязь якудза, правительственных чиновников и полиции позволяет якудза чувствовать себя уверенно. Члены группировок имеют характерные, нашиваемые на одежду, фирменные эмблемы, которые открыто демонстрируют.

Творчество Такеши Китано, японского режиссёра известного реалистичным отображением быта якудза, играет в культуре современных якудза особую роль. Современный якудза носит дорогостоящий деловой костюм и передвигается, как правило, на дорогостоящей в Японии из-за высоких ввозных пошлин иномарке. Особенно популярны BMW и Mercedes. Японские машины непопулярны и презираются.

Знаки и ритуалы
Якудза уже в течение столетий используют обширные татуировки как знак принадлежности к какой-либо группе, а также чтобы обозначить своё положение в группе. Кроме того, при вступлении в якудза крестьяне и ремесленники получали новые, воинственно звучащие имена, такие как Тигр и журавль, Девять драконов, Ревущая буря и т. д., которые затем наносились в виде картин на спину или грудь. Всё это часто дополнялось художественными излишествами и нередко узорами покрывалось всё тело вплоть до головы, кистей рук и ступней, а также область гениталий. И до наших дней татуировки ассоциируются в Японии с якудза, притом людям с татуировками запрещён вход в места общественного купания. На самом же деле татуированный якудза давно превратился в штамп общественного сознания, имеющий мало общего с реальностью, ибо после официального запрета якудза никто из них не старается привлечь внимание окружающих.

В случае совершения якудза ошибки, приведшей к «потере лица», он обязан её искупить, при этом он отрубает себе фалангу пальца с помощью танто и молотка.

Танто (яп. 短刀 тан — короткий, то — меч) — вспомогательный короткий меч самурая.

Как правило, начинают с первой фаланги мизинца левой руки. Этот ритуал берёт своё начало ещё с тех времён, когда меч был жизненно необходим. С каждой потерянной фалангой владение им становилось хуже — и, наконец, невозможным. У старых якудза часто отсутствуют некоторые фаланги пальцев, что они скрывают с помощью протезов, чтобы не выдавать свою принадлежность к уголовному миру.

Значительно более радикальным видом расплаты является харакири, ритуальное самоубийство путём вспарывания живота. Было популярно в среде самураев и солдат как наказание за проступки, иногда его совершали также и якудза.

Правильнее сказать не харакири, а сэппуку, поскольку первое имеет более комичный характер для японцев.

Во время сильнейших землятресений в Японии Якудза оставляла на улице продовольствие и медикименты для пострадавших от стихии,таким образом помогая семьям погибших.

Японская молитва

Анна Данилова Японская молитва

Глава 1

Это была придорожная гостиница со странным названием «Спящий мотылек», двухэтажное строение из красного кирпича, утопающее в голубоватых тенях елей и сосен и окруженное черной металлической оградой. По обеим сторонам ворот во дворе стояло несколько автомобилей постояльцев, которых непогода загнала в это одинокое, но довольно привлекательное и уютное на вид пристанище. Лена Оленева поставила свой «Фольксваген» между джипом и новеньким «Рено», захлопнула машину и вошла в прохладный холл мотеля. Вадим предупредил ее, что в подобных гостиницах редко интересуются паспортами постояльцев, а потому довольно уверенно подошла к сидящей за конторкой девушке и, назвав себя Оксаной Кузнецовой – это было первое, что пришло в голову, – попросила двухместный номер с видом на поле. Она сразу, едва только увидела гостиницу, поняла, что окна ее выходят либо на трассу, либо на огромное желтое поле подсолнечника. Девушка за конторкой, облизнув пересохшие губы, полистала журнал и с пониманием кивнула головой.

Читать еще:  Молитва чтоб банк дал мне кредит

– Вам повезло, есть как раз то, что надо… У меня комната тоже на это поле… Удивительно красиво…

– Вы и живете здесь? – от нечего делать спросила Лена, хотя, конечно же, ей не было никакого дела до этой маленькой веснушчатой девушки в белой блузке.

Она знала, что уже через несколько часов покинет эту гостиницу и эту девушку, что желтое поле подсолнечника останется в ее памяти лишь как приятное воспоминание того времени, когда все в ее жизни стало наконец приобретать какую-то определенность, а голова кружилась в предчувствии счастья.

– Да, приходится иногда и ночевать тут, – ответила ей девушка, заполняя строчку в журнале регистрации. – Оксана… Как отчество?

– Николаевна, – покраснев, проговорила Лена, начиная злиться на то, что ее никак не могут оставить в покое и отвести в комнату.

– Оксана Николаевна Кузнецова, – девушка снова облизала свою и без того воспаленную, покрасневшую верхнюю губу. – Второй этаж, комната десять. Ценные вещи можно оставить у меня в сейфе. Во дворе под навесом у нас маленькое кафе, так что можете пообедать или просто перекусить. Если понадобится утюг или таблетка от головной боли – обращайтесь ко мне…

Лена, прижимая к груди большую, но легкую сумку из джинсовой ткани, поднялась на второй этаж, открыла ключом дверь номера и оказалась в солнечной, но прохладной, уютной комнате с оранжевыми шторами, широкой кроватью, обычным набором необходимой мебели и телевизором. Конечно, это было несколько не то, на что она надеялась, соглашаясь приехать сюда, но, бросив сумку в кресло и растянувшись на кровати, она сочла ее довольно удобной, в меру мягкой и ровной, чтобы на ней можно было лежать в объятиях мужчины.

Лена оставалась так, без движения, довольно долго, где-то около четверти часа, постоянно прислушиваясь к доносящимся из окна звукам подъезжающих машин, пока это занятие ей не надоело. Она знала, что Вадим появится здесь ближе к вечеру, быть может, даже ночью, когда ему удастся наконец вырваться из-под ставшей ему тягостной опеки своей немолодой уже жены. Любовник Лены, Вадим Тахиров, тридцатилетний мужчина с примесью восточной крови, отличавшийся яркой, почти вызывающей внешностью – смуглая кожа, черные вьющиеся волосы, прекрасные белые зубы и голубые глаза, – вот уже пять лет был женат на Миле Белоус, очень богатой сорокавосьмилетней женщине, которую Лене так и не удалось увидеть. По словам Вадима, не очень-то стеснявшегося в выражениях, когда речь заходила о его жене, Мила была стара, некрасива, ревнива до безобразия, подозрительна и вообще обладала манией преследования. У нее были собственный автосалон, два ресторана, но в силу своей недоверчивости к людям она все дела вела сама, контролировала лично всю бухгалтерию, следила за каждой вилкой и салфеткой в ресторанах, чуть ли не сдувала пылинки с дорогих и роскошных иномарок, которые выставляла в салоне на продажу, и вообще слыла в городе одной из самых серьезных и достойных доверия деловых женщин. В силу своей занятости она редко бывала дома, появлялась там глубокой ночью, смертельно уставшая, просила, чтобы Тахиров, муж, которого она, по словам самого Вадима, купила, приготовил ей ромашковый чай и помог принять душ.

– Она что, сама не может помыться? – с долей какой-то непонятной брезгливости и ревности спрашивала его Лена, когда он рассказывал ей об этой интимной стороне их супружеской жизни. – Она так устает, что у нее не хватает сил намылить мочалку?

– Как ты не понимаешь, – злился Тахиров, закуривая, словно эта тема была невыносима и для него самого, – это входит в мои обязанности. Если эта старуха полностью содержит меня… и тебя, кстати, не забывай… Так вот, если она так много денег тратит на меня, должен же я каким-то образом отрабатывать эти деньги? Думаешь, это так приятно: заходить к ней в ванную, поливать из душа ее тощее старое тело, массировать шею, спину или подавать полотенце? Да меня воротит от одного вида ее тела… Но я не могу вот так взять и бросить ее… Слишком много поставлено на карту. И потом – она меня любит…

Читать еще:  Самая сильная молитва за любимую девушку

Вот в этот факт Лена верила безоговорочно. Она понимала, что невозможно не любить такого молодого и красивого парня, который просто создан для женщин, для любви. Понимала она и то, почему сам Тахиров обратил внимание на нее, на Лену Оленеву, почему выбрал из огромного количества женщин именно ее. Да, она была красива, и ее внешностью восторгались многие мужчины, которых она довольно близко подпускала к себе. Но Тахирова привлекло в ней и еще одно редкое качество, о чем он ей и признался однажды, когда они были предельно откровенны друг с другом.

– Помнишь, ты рассказывала мне о том, как из ревности набросилась в женском туалете на одну из своих подружек и вцепилась ей в волосы?

Она сразу вспомнила, что действительно однажды имела неосторожность рассказать ему о довольно-таки неприглядной черте своего характера – о своей природной агрессии. Она действительно однажды зимой, отдыхая в пансионате вместе с двумя подружками из педагогического колледжа, не выдержала, когда одна из соседок по комнате уселась на колени к парню, с которым Лена накануне поцеловалась. Она довольно смутно помнила, как под действием выпитого вина и нахлынувших чувств ревности и злости приказала этой девчонке (кажется, ее звали Маринка) последовать за ней в туалет для разборок, где неожиданно даже для себя принялась избивать ее, таскать за волосы, а потом бросила ее с разбитым носом, из которого хлестала кровь, на пол и стала пинать ногами. Но Вадиму-то она рассказывала об этом со смехом, чтобы развеселить его, а не для того, чтобы он воспринял эту сцену всерьез. Оказалось, что его привлекло в ней именно это качество: уверенность в том, что она поступает правильно.

– Ведь ты же нисколько не сожалела, что избила ее? – спросил он таким тоном, что Лена точно поняла, что он хочет услышать в ответ.

– Конечно, я редко когда жалею о том, что совершила. Я всегда знаю, чего хочу, и знаю, как этого добиться… – И снова ради смеха, чтобы придать своему образу немного человечности и женственности, добавила: – Ты же сам испытал это на себе…

Она имела в виду тот порыв страсти, который захлестнул ее в первый же вечер их знакомства, когда Тахиров приехал к ней домой на чашку чая и остался до поздней ночи. Лена, которой шампанское ударило в голову, хотела тогда только одного – чтобы этот голубоглазый мужчина взял ее… Она сделала все для того, чтобы это случилось, и, если бы не жена, поджидающая его дома, которая бы не потерпела его отсутствия ночью, он бы остался у нее – и, быть может, навсегда.

– Мне кажется, что она наняла частного детектива, чтобы следить за мной, – сказал он ей как-то раз, когда они лежали в постели в ее маленькой квартирке и слушали музыку. – Если так, то нам надо быть поосторожнее.

– Это невозможно, – тоном опытного во всех отношениях человека заявила Лена, в душе желая разрыва Вадима с женой, ведь после этого Тахиров останется с ней. – Куда бы ты ни отправился, даже на Луну, сыщик будет следовать за тобой. Наша жизнь превратится в настоящий ад, – выдала она затасканную фразу из киношных мелодрам.

– Не превратится, – Вадим ответил так, словно знал гораздо больше ее, а потому был уверен, что этот день никогда не настанет. – Во-первых, я довольно быстро езжу по городу, ты знаешь, и никто за мной не поспеет. Во-вторых, если я замечу какое-то постоянное конкретное лицо и пойму, что это сыщик, то сам подойду к нему и предложу денег, чтобы только он помалкивал. Ведь сыщики – тоже люди, и в первую очередь их интересуют деньги.

– А деньги ты возьмешь, конечно, у нее…

– В этом-то весь смысл…

– И тебе нравится такая жизнь?

Очень скоро она поняла, что в их задушевных и откровенных разговорах в последнее время наблюдается определенная тенденция, которая хорошо чувствуется и понимается обоими, но не высказывается вслух. Мила Белоус отравляла им жизнь, это было так же ясно, как и то, что Лена Оленева уже не представляет себе жизни без Тахирова. Она ждала, когда же он заговорит об этом первый… Достаточно изменить приставку «из» на «у», как получится совершенно иной, попахивающий криминалом вопрос. Ведь ты же нисколько не сожалела, что убила ее? Этот вопрос он задаст ей спустя какое-то время после того, как все это случится. Она ждала от него решительности, конкретного вопроса или предложения, но Вадим довольно долго молчал. И лишь месяц тому назад, когда ему показалось, что за ним действительно кто-то следит, он позвонил ей и назначил встречу на шумном рынке, где они, сначала смешавшись с толпой, потом уединились за какими-то торговыми палатками, достали сигареты и закурили, как двое измученных одним и тем же тираном сообщников.

Источники:

http://pravkhabarovsk.ru/blog/otche-nash-na-yaponskom-yazike/
http://subscribe.ru/archive/country.other.japan4russia/201110/10120041.html
http://dom-knig.com/read_343854-1

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector