Стихотворение м ю лермонтова молитва читать

Стихотворные молитвы М. Ю. Лермонтова

Есть в творческом наследии М.Ю.Лермонтова три стихотворения с одинаковым названием – «Молитва». Обычно молитвой называют проникновенное обращение человека к Богу. Это веками освященная традиция христианства. Молитвы, которые читают верующие люди в храме и дома, создавали в древности христианские подвижники, признанные потом святыми людьми, отцами церкви. Конечно, каждый человек может обратиться с молитвой к Богу, найдя в своем сердце, в своей душе нужные слова, которые не произносятся перед другими людьми, а тем более не появляются в печати. Но в литературе известны примеры того, как молитва становится особым жанром поэзии, сохраняющим основные черты молитвы православной. Обычно такие стихотворения принадлежат перу глубоко верующих поэтов, таких, как И.С. Никитин, А.К. Толстой, К. Р. (Константин Романов). По свидетельству современников Михаил Юрьевич Лермонтов не относился к их числу. И все же написал он стихи-молитвы, посвятив их разным людям.

Первое из них и наименее известное написано в 1829 году, когда Лермонтову было всего 15 лет. И, пожалуй, стоит отметить, что при жизни поэта оно не было напечатано.

Не обвиняй меня, всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя,
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далеко от тебя;
За то, что лава вдохновенья
Клокочет на груди моей;
За то, что дикие волненья
Мрачат стекло моих очей;
За то, что мир земной мне тесен,
К тебе ж проникнуть я боюсь,
И часто звуком грешных песен
Я, боже, не тебе молюсь.

Но угаси сей чудный пламень,
Всесожигающий костер,
Преобрати мне сердце в камень,
Останови голодный взор;
От страшной жажды песнопенья
Пускай, творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.

Юный поэт в первой части стихотворения-молитвы, перечисляя свои грехи, обращается к всесильному Богу с мольбою о милосердии. На первом месте в перечне просьб оказывается любовь к жизни, с ее страстями, желаниями, соблазнами. Второй и третий грехи взаимосвязаны и противопоставлены первому: любя страсти земные, человек забывает о душе, реже обращается к Богу. Именно творчество заставляет забывать его о Боге. Поэт отождествляется с вулканом, а стихи, песни – лава, вырывающаяся, изливающаяся из его жерла, возможно, даже помимо воли. Это стихия, бороться с которой человек не в силах.

Вторая часть молитвы начинается с союза «но», то есть противопоставляется первой.

Поэт не в силах отказаться от творчества самостоятельно, только Господь своей волей может погасить этот «чудный пламень», «всесожигающий костер», превратить сердце в камень, остановить вечно «голодный взор». Все, что вложил в поэта Творец, только он и может при желании отобрать.

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,
Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.
Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.
Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную,
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

По всей видимости, посвящено это стихотворение В.А.Лопухиной (1815—1851). Введено оно в текст письма к М.А.Лопухиной (от 15 февраля 1838 года) под названием «Молитва Странника»: «В завершение моего письма я посылаю вам стихотворение, которое я нашел случайно в ворохе своих путевых бумаг и которое мне в какой-то степени понравилось, потому что я его забыл – но это вовсе ничего не доказывает».

Читать еще:  Молитва пансофий афонский

«Будучи студентом, — пишет А. П. Шан-Гирей, — он был страстно влюблен. в молоденькую, милую, умную, как день, и в полном смысле восхитительную В. А. Лопухину; это была натура пылкая, восторженная, поэтическая и в высшей степени симпатичная. Чувство к ней Лермонтова было безотчетно, но истинно и сильно, и едва ли не сохранил он его до самой смерти своей. »

Стихотворение строится как монолог лирического героя. Звучит мольба его о счастье любимой женщины. Несомненно – это шедевр любовной лирики Лермонтова. Стихи пронизаны благоговейным чувством нежности, света и чистоты.

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть;
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко.

По свидетельству А.О.Смирновой, написано оно для княгини Марии Александровны Щербатовой (урожденной Штерич) которой Лермонтов был увлечен в 1839-1841 годах: «Машенька велела ему молиться, когда у него тоска. Он ей обещал и написал эти стихи». Щербатова Мария Алексеевна (ок. 1820 — 1879гг.), княгиня; в первом браке была за князем М. А. Щербатовым, во втором за И. С. Лутковским. Лермонтов был увлечен ею в 1839-1840 годы. Молодая вдова, красивая и образованная, Щербатова вела в Петербурге светский образ жизни, но предпочитала балам салон Карамзиных, где, видимо, и познакомилась с Лермонтовым. Она высоко ценила его поэзию. Соперничество в ухаживании Лермонтова и Э. Баранта за Щербатовой считается одной из возможных причин дуэли между ними. Стихотворение отдано в печать после смерти Лермонтова самою Щербатовой.

Даже немного странно, что это творения Лермонтова: ни горечи, ни иронии, ни сарказма. Свойственна им мягкая лирическая интонация. И щемящие душу строки о сокровенном – молитвенном порыве, когда в минуты слабости или неверия в свои силы обращается он к Творцу.

Вместе с тем не покидает мысль – как рано он ушел из жизни, сколько мог еще написать прекрасных творений. Для меня он так и остался ребенком: очень талантливым, капризным и. одиноким. И все потому, что мои дети теперь старше поэта.

***
А.И.Клюндер. Портрет М.Ю.Лермонтова. 1838.

Михаил Лермонтов «Молитва»

М. Ю. Лермонтов

М. Ю. Лермонтов (1814-1841) — знаменитый русский поэт, но писал он и прозу, был замечательным драматургом, художником, человеком, обладающим многими талантами. К сожалению, он рано закончил свой земной путь. В творчестве поэта есть не только гражданские, философские и личные мотивы, но и религиозные, духовная жизнь народа всегда волновала Лермонтова. Его произведения Лермонтова получили большой отклик в живописи, театре, кинематографе, а стихи стали основой для прекрасных народных песен и романсов. Молодой поэт оказал большой влияние на всю творческую среду своего времени и оставил великое наследие.

Михаил Лермонтов «Молитва»

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…

История создания

О стихотворении Михаила Лермонтова «Молитва» лучше всех сказала его бабушка Е. А. Арсеньева «Вот говорят про него, безбожник, а я вам покажу… Стихи, которые он мне вчера принес». Молодого поэта часто обвиняли в легкомысленности, как это бывает в юности. Но М. Ю. Лермонтов, словно зная, что рано уйдет из жизни, вел с самых молодых лет напряженный духовный поиск и одним из отражений этого поиска стало произведение «Молитва». Он написал его в 1839 году, это был последний период его творчества, о чем тогда никто не знал. Поводом для написания стихотворения послужила беседа с М. А. Щербатовой, в которую, по слухам, поэт был влюблен. Именно она посоветовала в минуты грусти — молиться.

Создатель «Демона», утверждающий прежде о своем атеизме, Лермонтов в этом стихотворении обращается к Богу. Легко ли были Лермонтову переступить через себя? Возможно, нет. Но обращение это трогательное и искреннее. Композитор М. Глинка написал романс на текст «Молитвы».

Читать еще:  Молитва в праздник крещения

Михаил Лермонтов «Молитва»: анализ стихотворения

Михаил Лермонтов «Молитва» — это не просто стихотворение, а лирический монолог автора, написанный ямбом с пиррихием. Лермонтов пишет о том, что в жизни наступила трудная минута, он ищет утешения и сразу дает ответ на вопрос, где его найти — в молитве. Интересно, что автор не называет название молитвы и ничего не говорит о словах, которые мысленно произносит, но описывает свои ощущения, а в конце стихотворения мы видим и результат молитвы — облегчение, освобождение от тяжелых мыслей.

Тоска в «Молитве» — это символ невозможности поверить, тяжких сомнений, поэт рассказывает о том, что есть способ победить их. В то время, когда Лермонтов писал «Молитву», у него был творческий кризис и трудный период в жизни, но мы видим, что он нашел выход из него.

В стихотворении употребляются эпитеты, Лермонтов называет:

  • минуту трудной,
  • молитву чудной,
  • силу благодатной,
  • прелесть святой и непонятной.

И олицетворение «Грусть теснится и прелесть дышит», а также сравнение «сомнение – как бремя».

Художественные приемы и тонкая лирика стихотворения «Молитва» позволили ему войти в историю Русской литературы.

Молитва (М. Ю. Лермонтов)

Я, Матерь Божия, ныне с молитвою
Пред Твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой Заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко….

* * *
Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья.

Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рожденное слово;

Но в храме, средь боя
И где я ни буду,
Услышав, его я
Узнаю повсюду.

Не кончив молитвы,
На звук тот отвечу,
И брошусь из битвы
Ему я навстречу.

И СКУЧНО И ГРУСТНО

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды…
Желанья!… что пользы напрасно и вечно желать?
А годы проходят — все лучшие годы!

Любить… но кого же. на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и вс° там ничтожно…

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг —
Такая пустая и глупая шутка…

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!…
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?…

Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит…
Увы, — он счастия не ищет
И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднице чужом.
К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Читать еще:  Как избавится от мата молитва

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Без вас хочу сказать вам много,
При вас я слушать вас хочу;
Но молча вы глядите строго,
И я в смущении молчу.
Что ж делать. Речью неискусной
Занять ваш ум мне не дано…
Все это было бы смешно,
Когда бы не было так грустно…

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники,
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные…
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит её рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —
Её степи холодное молчанье,
Её лесов безбережных колыханье,
Разливы рек её, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень;
Люблю дымок спаленной жнивы,
В степи ночующий обоз,
И на холме средь желтой нивы
Чету белеющих берез.
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно;
И в праздник, вечером росистым,
Смотреть до полночи готов
На пляску с топаньем и свистом
Под говор пьяных мужичков.

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубы,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сиянье голубом…
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.

Источники:

http://www.proza.ru/2014/04/12/1916
http://www.pravmir.ru/lermontov-molitva/
http://omiliya.org/article/molitva-m-yu-lermontov.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×