Финальная сцена балета молитва

Ирина

Ярославна (балет) — балет, поставленный в Ленинградском академическом малом оперном театре (МАЛЕГОТ) в 1974 году[1].
Спектакль задумывался как новаторский, значительно расширяющий границы классического русского балета и представлял собой смешение самого балета, пантомимы и хорового пения. По мнению ряда балетных критиков, Ярославна явила собой новый шаг в развитии современного балета, представляя «по существу, некую грандиозную эпико-драматическую хореосимфонию»[2].

История постановки
Спектакль был задуман ленинградским хореографом О.М. Виноградовым, как истинно русский спектакль, не просто на русскую тему, а подлинно русский по духу и образности. В итоге, автор пришёл к теме князя Игоря, рассматривая, однако, эту тему с противоположных позиций ,чем в опере «Князь Игорь», Александра Бородина. Хореографический язык и сценография также должны были радикально отличаться от принципов классического балета. Сам Виноградов позднее вспоминал:
«Героиней нашего балета стала Ярославна. Образ русской женщины (матери, сестры, жены, возлюбленной) — собирательный символ Родины — определился как основа всей конструкции спектакля, а все остальное возникало словно через её мысли и чувства.»[3]
Для реализации своего замысла Виноградов привлек композитора, ученика Дмитрия Шостаковича, Бориса Тищенко, который и стал автором музыки к спектаклю.
«Боря Тищенко без подлинных текстов «Слова» музыки не представлял: он ввел в партитуру хор и гениально сочинил все вокальные сцены, органично вошедшие в музыкально-хореографическую ткань спектакля. Обычно создаваемый композиционный план балета по принципу Петипа — Чайковского, с точным хронометражем каждого эпизода, сюда не подходил. Боря сразу категорически от этого отказался, самостоятельно определив длительность каждого музыкального фрагмента. Я безоговорочно подчинился Тищенко в работе,восторгаясь каждым сочиненным им отрывком. Никаких привычных форм балета — вариаций, па де де и так далее — здесь быть не могло!»[3].
В качестве сценографа был приглашен знаменитый режиссёр, художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов. Композитор Борис Тищенко вспоминает о роли Любимова в создании спектакля:
«Юрий Петрович Любимов просто освятил эту постановку. Я помню как он приехал, мизансцены построил и всё зажило!»[4].
Также, в качестве консультанта участвовал крупнейший специалист по «Слову о Полку Игореве» академик Д.С. Лихачёв.
Получившейся спектакль, несмотря на опасения создателей, был, в целом, встречен положительно как критикой, так зрителями, чему немало поспособствовала сугубо положительная рецензия Дмитрия Шостаковича.
«Балет „Ярославна» ленинградского композитора Бориса Тищенко мне довелось посмотреть трижды, и всякий раз я был захвачен силой и выразительностью этой русской по духу музыки. Спектакль суров и трагичен, он не повторяет привычные представления о походе князя Игоря, величавость, характерную для эпической оперы Бородина. В балете главенствуют свои тона и краски. Спектакль, сочиненный и поставленный балетмейстером Олегом Виноградовым, интересен, в чем-то полемичен, и я допускаю, что части зрителей он может показаться спорным по своей концепции. Но я лично причисляю себя к тем, кого авторы убедили в выбранном ими решении» (Дмитрий Шостакович).
Древняя Русь подарила человечеству замечательный литературный памятник — поэму «Слово о полку Игореве», созданный неизвестным автором в конце XII века. Каждый школьник знает сюжет «Слова», и, в то же время, его идеи и образы, даже его ритмика до сих пор являются предметом глубоких исследований ученых. Хореограф вспоминал: «Я работал над этим балетом шесть лет, собирая и изучая материалы. Было написано несколько вариантов либретто, пока не понял, что этот спектакль привычными средствами с классической лексикой не может быть решен. Здесь нужны приемы драматического театра, другая, более современная пластика, метафоричность режиссуры и хореографических построений, суровость и жесткость повествования. Музыка дала возможность сделать главное — обрести независимость от первоисточника и вместе с тем — верность каждой строке. Музыка Бориса Тищенко к „Ярославне» — это одно из самых интересных балетных произведений, которые я когда-либо встречал в жизни».
Многие из качеств, необходимых для сочиняемого балета, хореограф нашел в спектаклях московского театра на Таганке, и потому привлечение к постановке Юрия Любимова было естественным. Хотя, занятый до предела своим театром, режиссер не смог уделить много времени новому для него жанру балета, но его творческий стиль в «Ярославне» явно ощутим. Его влияние чувствовалось и в лапидарном оформлении спектакля, пронизанном интонациями и символикой, свойственные древнерусскому искусству. Вспоминались знакомые с детства графика летописных шрифтов и заставок, неповторимость старинной иконописи. На фоне желтого задника с черными строками «Слова» то и дело возникали странные, но впечатляющие композиции. Безмолвный, словно сложенный из людских тел, курган, вершину которого венчала женская фигура, напоминающая намогильный крест. Или плакальщица с тряпицей, из которой в натуральное ведро выжимается не вода, а «алая кровушка».
Свежесть и новизна музыки Бориса Тищенко — одного из талантливейших ленинградских композиторов — была на удивление созвучна великому памятнику прошлого. С первых тактов захватывало ее динамическое разнообразие: от жалобно-печальных звуков флейты, служивших «заставкой» спектакля, до экспрессивнейших средств современной музыкальной выразительности. Роль хора, введенного композитором в хореографическое произведение, важна не только тем, что мы слышим текст «Слова». Важно и другое — балетмейстер и режиссер, вслед за композитором, строят спектакль как коллективное, хоровое действо, в котором голоса Игоря и Ярославны лишь более различимы. Первоначально балет именовался авторами «Затмением». Символика такого названия раскрывалась не только в реальном затмении солнца, как бы преграждающем путь дружине Игоревой (этот исторический факт весьма эмоционально описан в «Слове»). Затмение Игоря заключается в том, что его личное бесстрашие, героизм трагически бессмысленного похода лишь усугублял беды земли Русской. Неудача похода приблизила самое страшное из затмений — многовековой татарский полон. Создатели «Ярославны» прочли старинный текст глазами современных художников, создали спектакль-предостережение. Его жанровое обозначение — хореографические размышления — призывало зрителя, потрясенного увиденным, задуматься об уроках истории.
Тищенко отмечал: «В характеристике русского стана — Игоря и дружины — я стремился воссоздать национальный колорит через активные ритмоформулы, словно опертые на полную ступню. В иной, острой ритмике предстало в моем сознании половецкое начало, вызывая ассоциации со степными кочевьями, со зловещим цокотом копыт маленьких лошадей». В спектакле свободной пластике босоногих русских воинов противостоял почти неперсонофицированный образ половецкой конницы, изображаемой женским кордебалетом на пуантах. Зритель ощущал как этими «копытцами» безжалостно топталась русская земля, видел, как эти человекоподобные муравьи облепляли свою добычу — незадачливых дружинников князя Игоря. В финале после, казалось бы, почти счастливого конца — возвращения Игоря и его прощения народом — внезапно поднимался задник, и перед зрителем возникал бесчисленный фронт чужеземной конницы. Татаро-монгольское иго зримо нависало над страной, раздираемой княжескими раздорами. Последний эпизод партитуры назывался «Молитва».
В спектакле поражала редкая эмоциональная наполненность всех исполнителей, превосходно освоивших непростую хореографию. Недаром вскоре именно всему коллективу балета Малого театра была присуждена почетная премия Ленинского комсомола. К премьере роль Игоря, князя Новгород-Северского — по существу антигероя балета, у которого молодецкая удаль не корректировалась разумом, — подготовили Василий Островский и Никита Долгушин. В рамках концепции всего спектакля первый был убедительнее, в то а время как Долгушин не смог полностью отказаться от бородинских традиций. Образ княгини Ефросиньи Ярославны — а беспредельно любящей жены, истинно русской женщины, «берегини» дома и по существу всей родной страны — был более традиционен. С теплотой и мастерством рисовали его Татьяна Фесенко и Тамара Статкун. Нельзя забыть плач Ярославны — птицы, бьющейся в тоске и тревоге об невидимую клетку, не дающую ей улететь к томящемуся в неволе супругу.
Надо признать, что этот балет — суровый по духу и во многом новаторский по выразительным средствам — вызвал различные отклики. С одной стороны, большинство официальной критики обвиняло спектакль в отсутствии патриотизма, в непонимании исторического значения «Слова», в использовании будто бы чуждого отечественному хореографическому театру стиля «модерн балета». Но были и защитники: помимо Шостаковича талантливый спектакль поддержал крупнейший специалист по древнерусской литературе академик Дмитрий Лихачев. Чтобы напомнить хулителям резкий и суровый тон «Слова о полку Игореве», в программу либретто к спектаклю были введены после названия эпизодов фрагменты древнего текста. Так, например, для «Усобиц» были выбраны такие слова: «О, стонать Русской земле, вспоминая первые времена и первых князей! Ибо сказал брат брату: „Это мое и то мое же». И стали князья про малое „это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать. Тоска разлилась по Русской земле; печаль жирна течет средь земли Русской». А после возвращения Игоря: «Игорь-князь в Русской земле. Приуныли у городов забралы и веселье поникло. А Игорева храброго войска не вернуть!».
С другой, более многочисленной стороны на «Ярославну» устремились зрители, обычно не посещающие балетные спектакли: гуманитарная и техническая интеллигенция, студенческая молодежь. Многие, кого привлек этот спектакль, приходили в театр снова и снова. И каждый раз эмоциональное потрясение рождало у них новые чувства, новые мысли, порой весьма далекие от двенадцатого века. Спектакль выдержал более 120 представлений. Мало того, в 1976 году он был отправлен на знаменитый Авиньонский фестиваль. Подобно тому, как в 1909 году в парижском «Русском сезоне» сенсационный успех имели фокинские «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь», так и новое поколение мастеров русской хореографии, создавшее «Ярославну», сумело произвести необычайный фурор в обширной молодежной аудитории. Как ответ на упреки в отсутствии в спектакле патриотизма прозвучало публичное заявление одного из лидеров французской левой молодежи: «Теперь я понял, почему Советский Союз победил в минувшей войне». Балетмейстер и театр гордились такой реакцией.
Давно идут разговоры о восстановлении спектакля Тищенко—Виноградова—Любимова в каком-либо театре. Но будет ли уже ставший легендой некогда новаторский спектакль, будивший мысль в душной атмосфере застоя, столь привлекателен сегодня?
Спектакль был разрешен к вывозу на гастроли на Запад. В частности, он с успехом прошёл на Авиньонском фестивале в 1976 г. (Франция)
Действующие лица балета и исполнители партий
Ефросиния Ярославна, княгиня Новгород-Северская — Татьяна Фесенко,Тамара Статкун,Светлана Широких
Игорь, князь Новгород-Северский — Никита Долгушин, Василий Островский, Константин Новосёлов
Кончак, хан Половецкий — Александра Мальгина
Владимир, сын Игоря —
Святослав Великий, князь Киевский — Олег Ужинский
Князья, Плакальщицы, Русские воины, Половецкие воины — Артисты кордебалета Малого оперного театра

Читать еще:  Молитва 40 дня после родов зачем

Действие первое
1. Усобицы
О, стонать Русской земле, вспоминая первые времена и первых князей. Ибо сказал брат брату: «Этомое, и то мое же». И стали князья про малое «это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую. Тоска раз лилась по Русской земле; печаль обильная потекла посреди земли Русской.
2. Призыв Святослава и сговор Игоревой дружины
Тогда великий Святослав изронил «золотое слово», со слезами смешанное: «Уже пал позор на славу. Склоните стяги свои, вложите в ножны свои мечи поврежденные, ибо лишились вы славы дедов. Вы ведь своими крамолами начали наводить поганых на землю Русскую». Зло сказали Игорь и Всеволод: «Помужествуем сами: прошлую славу себе похитим, а будущую сами поделим!»
3. Начало похода
Тогда вступил Игорь-князь в золотое стремя и поехал по чистому полю. Жены русские восплакались, приговаривая: «Уже нам своих милых лад ни мыслию не смыслить, ни думою не сдумать, ни глазами не повидать».
4. Затмение
. Сами скачут, как серые волки в поле, ища себе чести, а князю славы. Солнце ему тьмою путь заступало; ночь стонами грозы птиц пробудила.
Действие второе
5. Поход
Тогда Игорь взглянул на светлое солнце и увидел воинов своих,тьмою прикрытых. И сказал Игорь-Князь дружине: «О дружина моя и братья! Лучше ведь убитым быть, чем плененным быть; сядем же, братья, на борзых коней да посмотрим хоть на синий Дон». Ум князя уступил желанию, и охота отведать Дон великий заслонила ему предзнаменование. Игорь к Дону воинов ведет.
6. Первая битва
Дремлет в поле Олегово храброе гнездо. Далеко залетело! Не было оно в обиду порождено ни соколу, ни кречету, ни тебе, черный ворон, поганый половец!
О Русская земля! Ты уже за холмом. Спозаранок в пятницу потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девушек половецких. Червлен стяг, белая хоругвь, червлена челка, серебряно древко — храброму Святославичу!
7. Окружение
Долго ночь меркнет. Заря свет уронила, мгла поля покрыла. Щекот соловьиный уснул. А половцы непроторенными дорогами помчались к Дону великому: кричат телеги в полуночи, словно лебеди встревоженные. Гзак бежит серым волком, а Кончак ему след указывает к Дону великому. Земля гудит, реки мутно текут, пыль поля прикрывает. . Половцы идут от Дона, и от моря, и со всех сторон русские полки обступили.
Действие третье
8. Вторая битва
На другой день спозаранок кровавые зори свет возвещают. Быть грому великому! О Русская земля! Ты уже за холмом! Вот ветры, внуки Стрибога, веют с моря стрелами на храбрые полки Игоря. То было в те рати и в те походы, а такой рати не слыхано! С раннего утра до вечера, с вечера до света летят стрелы каленые, гремят сабли о шлемы, трещат копья булатные в поле незнаемом, среди земли Половецкой. Билися день, билися другой; на третий день к полудню пали стяги Игоревы. Тут братья раз лучились на берегу быстрой Каялы; тут кровавого вина недостало; тут пир закончили храбрые русичи: сватов на поили, а сами полегли за землю Русскую. Тут Игорь-князь пересел из седла золотого в седло рабское.
9. Плач Ярославны
На Дунае Ярославнин голос слышится, кукушкою безвестною рано кукует: «Полечу,—говорит,— кукушкою по Дунаю, омочу шелковый рукав в Каяле-реке, утру князю кровавые его раны на могучем его теле».
10. Побег
Погасли вечером зори. Игорь спит, Игорь бдит, Игорь мыслию поля мерит от великого Дона до малого Донца. Коня в полночь Овлур свистнул за рекою. А Игорь-Князь поскакал горностаем к тростнику, вскочил на борзого коня и соскочил с него серым волком. И побежал к излучине Донца, и полетел соколом под облаками.
11. Возвращение
Игорь-князь в Русской земле. При уныли у городов забралы, и веселье поникло. А Игорева храброго войска не воскресить!
12. Призыв
Вступите же, господа, в золотые стремена за обиду сего времени, за землю Русскую!

Финальная сцена балета молитва

Фото:

Интересные факты

  • Согласно исследованиям историков «Слово о полку Игореве», повествующее о неудачном походе Новгород-Северского князя Игоря Святославича, совершённом в 1185 году, было написано неизвестным автором через два года после описываемых событий. Летопись обнаружили в одном из монастырей в самом конце восемнадцатого века, переписали и направили в издательство. К большому сожалению, уникальная рукопись была утрачена во время знаменитого московского пожара 1812 года, однако благодаря сохранившейся переписанной копии и печатным экземплярам мы сегодня имеем возможность знакомиться с этим замечательным древним литературным шедевром.
  • Борис Тищенко родился в Ленинграде в 1939 году. Школу закончил с золотой медалью, после поступил в музыкальное училище, а затем и в консерваторию, в которой по композиции занимался у Дмитрия Шостаковича.

  • Борис Тищенко – выдающийся советский и русский композитор, Народный артист РСФСР оставил богатое творческое наследие, включающее оперу, оперетту, 3 балета, 8 симфоний с номерами и 8 симфоний с названиями, 2 реквиема, многочисленные оркестровые пьесы и сюиты, вокально-симфонические произведения, произведения для хора а капелла, инструментальные ансамбли, произведения для фортепиано, а также музыку к 9 кинофильмам и 9 театральным постановкам.
  • Изначально авторы балета «Ярославна» композитор Борис Тищенко и хореограф Олег Виноградов предполагали дать своему новому детищу символическое название «Затмение». Этим они хотели указать не только на астрономическое явление, предзнаменовавшее гибель русского войска, но и затмение в душе князя Игоря, который, несмотря на предостережения, повёл своих воинов в бессмысленный трагически закончившийся военный поход.
  • Дмитрий Шостакович настолько был поражён музыкой «Ярославны», насквозь пропитанной русским духом, что с большим удовольствием просматривал спектакль трижды. Восхитившись творением своего ученика, он на одной из репетиций, взволновавшись, назвал Бориса Тищенко гением.
  • Через два года после премьерного показа «Ярославну» разрешили к вывозу за границу. В 1976 году, балет успешно был показан на фестивале во французском Авиньоне. После просмотра спектакля лидер одной молодёжной организации заявил, что теперь он понял почему «Советский Союз одержал победу во Второй мировой войне.
  • Борис Тищенко никогда не увлекался новомодными техниками композиции, однако ради воплощения своей идеи в балете «Ярославна» он взялся за тщательное изучение сонорики и алеаторики.
  • После долгого перерыва балет Бориса Тищенко «Ярославна» был поставлен вновь. Премьерный показ состоялся в рамках фестиваля «Звезды белых ночей» 30 июня 2017 года. Балетмейстер Владимир Варнава, дирижёр Валерий Гергиев.
  • В 1974 году в советском Ленинграде балет Бориса Тищенко «Ярославна» считался полудиссидентским.

История создания балета «Ярославна»

Можно с уверенностью сказать, что история балета «Ярославна» началась с того момента, когда талантливому балетмейстеру театра оперы и балета им. С.М. Кирова Олегу Виноградову, возможно в процессе работы над хореографическими сценами оперы «Князь Игорь», пришла в голову идея вновь обратиться к древнему сюжету, но воплотить его в хореографии. Шесть лет он собирал и изучал материалы, составлял многочисленные варианты либретто. В результате напрашивался вывод, что для этого балета нужны совсем другие средства, нежели привычный классический танец, то есть иные хореографические построения и пластика, а также своеобразная режиссура и художественное оформление спектакля. Тщательно обдумав все нюансы будущего балета, Виноградов обратился к композитору Борису Тищенко, который к тому времени был автором многожанровых музыкальных произведений и к тому же слыл преданным последователем школы Дмитрия Шостаковича . Заинтересовавшись поступившим предложением и тщательно подготавливаясь к повторной встрече с хореографом, Тищенко, внимательно перечитав «Слово о полку Игореве», в итоге пришёл к такому мнению, что описанные события не героическая эпопея, как её обычно представляют, а трагедия целого народа. Композитор для себя определил, что образ князя Игоря должен существенно отличаться от того каким его представил в своей опере Александр Порфирьевич Бородин . Помимо этого, в творческом тандеме авторов было сразу решено, что спектакль будет новаторским с введением в него женского и мужского хоров, которые в ключевых моментах будут исполнять подлинный текст «Слова о полку Игореве».

Музыка была написана за несколько месяцев. Спектакль готовился к постановке в Малом театре оперы и балета, так как Олег Виноградов с 1973 года служил там главным балетмейстером. Для сценографической работы был привлечён режиссёр московского «Театра драмы и комедии на Таганке» Юрий Любимов, чей творческий стиль в театральном искусстве в то время слыл весьма революционным. Оформление «Ярославны» было решено сделать лаконичным и аскетичным, но обязательно пронизанным символикой. Сцену декорировали увеличенными страницами древних летописей, кроме того на ней воздвигли курган как-будто сложенный из человеческих тел и увенчали фигурой похожей на могильный крест.

Премьера балета состоялась в 1974 году 30 июня. Дирижировал спектаклем Александр Сергеевич Дмитриев, который впоследствии вспоминал, что «Ярославна» явилась одной из самых запоминающихся его работ.

Читать еще:  Молитва на любовь мужа к жене православная

Не только первый, но и последующие сто двадцать постановок «Ярославны» проходили с большим успехом, однако через несколько лет балет был снят с репертуара, так как ему были предъявлены несправедливые обвинения в недопонимании патриотического смысла «Слова о полку Игореве».

Музыка балета «Ярославна»

«Ярославна» уже изначально задумывалась авторами как новаторский спектакль с расширенными границами классического балета. Во-первых, в драматургию произведения был введен мужской и женский хор, которые, исполняя подлинные тексты «Слова о полку Игореве», не только бы поясняли события, происходящие на сцене, но, кроме того, передавали эмоциональный настрой главных героев. Во-вторых, чтобы усилить колорит, музыкальный язык спектакля был фантазийно раскрашен тоскливыми наигрышами деревянных духовых инструментов, скорбными «завываниями» оркестра, а также энергичными ритмами, рисующими военные действия.

Балет, разделённый по сюжету на три действия, состоит из сцен, имеющих соответствующие происходящему действию названия.

  • «Вступление к первому действию». Уже сразу архаический настрой в музыку балета вносит открывающий спектакль одинокий и поначалу несмелый голос флейты — пикколо. Её протяжная мелодия, напоминающая народный напев, в процессе развития становится более раскованной. Впоследствии звук пикколо оплетается подголосками сначала одной флейтой, потом второй, а затем и кларнета. Образуя своеобразные не особо привычные для слуха гармонии, эта музыка тосклива и печальна.
  • «Стон русской земли». Молитвенный хорал струнных, по характеру отличается особой строгостью и суровостью, ведь звучащий на его фоне мужской хор горько сетует на междоусобицы чванливых князей.
  • «Усобица». Этот номер продолжает повествование о раздорах себялюбивых местных правителей и ярко иллюстрирует княжеские распри. В этой сцене впервые вступает женский хор, который стонет и жалуется, ведь всё происходящее приносит горе и ослабевает силу земли русской.
  • «Убитый» и «Плач по убитому» — в соответствии с названием музыка данных разделов наполнена угрюмыми интонациями плача, так как отображает страдания людей, потерявших своих близких.
  • «Ярославна». В этом разделе перед зрителями впервые появляется главная героиня. Её чувственная и проникновенная тема, олицетворяющая нежную женственность, чистоту и верность, окрашена тембрами гобоя и кларнета.
  • «Святослав». В данном номере в исполнении валторны призывно врывается пронзительная музыкальная тема. Чередующаяся с хором, она отображает призыв дальновидного киевского князя прекратить распри и объединиться для борьбы с внешними врагами.
  • «Игорева дружина», «Сборы в поход», «Слава Игорю». Эпизоды характеризуют заносчивого князя Игоря и его сильную на зависть дружину. Молодые люди идут в ополчение и хвалятся своей храбростью.
  • «Ярославна с Игорем». Нежная и светлая музыка этой сцены является лирическим центром произведения.
  • «Начало похода». Ритмичная музыка эпизода иллюстрирует военные сборы, приказ князя о начале похода, а также радость Дива от предвкушения кровавых жертв.
  • «Затмение». Кульминация первого действия. На фоне высокого свистящего звука органа малый кларнет исполняет, передающий сильный испуг, короткий мотив. К нему с той же музыкальной фразой, как звуковой ком, сразу начинают прибавляться другие инструменты. Звуковая масса внезапно обрывается – наступает шокирующая пауза.
  • «Степь». На фоне таинственного волнообразного глиссандо скрипок, как блуждающие призраки возникают многозначительные реплики флейты, гобоя и кларнета.
  • «Первая битва с половцами». Это динамичная музыка с острыми ритмами, колоритно рисует батальную сцену, в которой преимущество в звучании отдаётся духовым инструментам. Например, кочевников автор изображает звучанием низких деревянных духовых, а русских воинов – звонким звучанием медных.
  • «Ночь перед второй битвой». Скользящие глиссандо возникают вновь, но уже у альтов. Музыка передаёт беспокойный сон русских воинов.
  • «Ночные предчувствия». Солирующая скрипка, на фоне гоготания мужского хора, невнятных хрипов медных инструментов, поддерживаемых ударами барабана и там-тама, рисует картину, которая будоражит воображение.
  • «Вторая битва». Здесь устрашающий характер музыке раздела придаёт своеобразный судорожный ритм, подчиняющий себе все оркестровые голоса.
  • «Плач Ярославны». Номер наполнен особым драматизмом и напряжённостью. Главная героиня печалится по томящемуся в плену своему любимому мужу и русским воинам, которые погибли в битве с врагом. В музыке нет отчётливой мелодической линии, она состоит из заунывных нисходящих интонаций.
  • «Игорь у половцев». В этой развёрнутой сцене довольно интересно показаны образы половецкого мира, которые одновременно притягательны, но в то же время и отталкивают своей, дикой необузданной силой.
  • «Молитва». Суровый и мрачный колорит сдержанного мотива, в котором повторяются одни и те же слова «Господи Боже, помилуй мя», повелительно призывает к единению и тем самым подводит итог всего произведения.

«Ярославна». Такое название авторы балета дали своему произведению неспроста. Это имя на Руси во все времена символизировало Родину, святую веру, самоотверженность, верность и мудрость.

Понравилась страница? Поделитесь с друзьями:

Ирина

Ярославна (балет) — балет, поставленный в Ленинградском академическом малом оперном театре (МАЛЕГОТ) в 1974 году[1].
Спектакль задумывался как новаторский, значительно расширяющий границы классического русского балета и представлял собой смешение самого балета, пантомимы и хорового пения. По мнению ряда балетных критиков, Ярославна явила собой новый шаг в развитии современного балета, представляя «по существу, некую грандиозную эпико-драматическую хореосимфонию»[2].

История постановки
Спектакль был задуман ленинградским хореографом О.М. Виноградовым, как истинно русский спектакль, не просто на русскую тему, а подлинно русский по духу и образности. В итоге, автор пришёл к теме князя Игоря, рассматривая, однако, эту тему с противоположных позиций ,чем в опере «Князь Игорь», Александра Бородина. Хореографический язык и сценография также должны были радикально отличаться от принципов классического балета. Сам Виноградов позднее вспоминал:
«Героиней нашего балета стала Ярославна. Образ русской женщины (матери, сестры, жены, возлюбленной) — собирательный символ Родины — определился как основа всей конструкции спектакля, а все остальное возникало словно через её мысли и чувства.»[3]
Для реализации своего замысла Виноградов привлек композитора, ученика Дмитрия Шостаковича, Бориса Тищенко, который и стал автором музыки к спектаклю.
«Боря Тищенко без подлинных текстов «Слова» музыки не представлял: он ввел в партитуру хор и гениально сочинил все вокальные сцены, органично вошедшие в музыкально-хореографическую ткань спектакля. Обычно создаваемый композиционный план балета по принципу Петипа — Чайковского, с точным хронометражем каждого эпизода, сюда не подходил. Боря сразу категорически от этого отказался, самостоятельно определив длительность каждого музыкального фрагмента. Я безоговорочно подчинился Тищенко в работе,восторгаясь каждым сочиненным им отрывком. Никаких привычных форм балета — вариаций, па де де и так далее — здесь быть не могло!»[3].
В качестве сценографа был приглашен знаменитый режиссёр, художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов. Композитор Борис Тищенко вспоминает о роли Любимова в создании спектакля:
«Юрий Петрович Любимов просто освятил эту постановку. Я помню как он приехал, мизансцены построил и всё зажило!»[4].
Также, в качестве консультанта участвовал крупнейший специалист по «Слову о Полку Игореве» академик Д.С. Лихачёв.
Получившейся спектакль, несмотря на опасения создателей, был, в целом, встречен положительно как критикой, так зрителями, чему немало поспособствовала сугубо положительная рецензия Дмитрия Шостаковича.
«Балет „Ярославна» ленинградского композитора Бориса Тищенко мне довелось посмотреть трижды, и всякий раз я был захвачен силой и выразительностью этой русской по духу музыки. Спектакль суров и трагичен, он не повторяет привычные представления о походе князя Игоря, величавость, характерную для эпической оперы Бородина. В балете главенствуют свои тона и краски. Спектакль, сочиненный и поставленный балетмейстером Олегом Виноградовым, интересен, в чем-то полемичен, и я допускаю, что части зрителей он может показаться спорным по своей концепции. Но я лично причисляю себя к тем, кого авторы убедили в выбранном ими решении» (Дмитрий Шостакович).
Древняя Русь подарила человечеству замечательный литературный памятник — поэму «Слово о полку Игореве», созданный неизвестным автором в конце XII века. Каждый школьник знает сюжет «Слова», и, в то же время, его идеи и образы, даже его ритмика до сих пор являются предметом глубоких исследований ученых. Хореограф вспоминал: «Я работал над этим балетом шесть лет, собирая и изучая материалы. Было написано несколько вариантов либретто, пока не понял, что этот спектакль привычными средствами с классической лексикой не может быть решен. Здесь нужны приемы драматического театра, другая, более современная пластика, метафоричность режиссуры и хореографических построений, суровость и жесткость повествования. Музыка дала возможность сделать главное — обрести независимость от первоисточника и вместе с тем — верность каждой строке. Музыка Бориса Тищенко к „Ярославне» — это одно из самых интересных балетных произведений, которые я когда-либо встречал в жизни».
Многие из качеств, необходимых для сочиняемого балета, хореограф нашел в спектаклях московского театра на Таганке, и потому привлечение к постановке Юрия Любимова было естественным. Хотя, занятый до предела своим театром, режиссер не смог уделить много времени новому для него жанру балета, но его творческий стиль в «Ярославне» явно ощутим. Его влияние чувствовалось и в лапидарном оформлении спектакля, пронизанном интонациями и символикой, свойственные древнерусскому искусству. Вспоминались знакомые с детства графика летописных шрифтов и заставок, неповторимость старинной иконописи. На фоне желтого задника с черными строками «Слова» то и дело возникали странные, но впечатляющие композиции. Безмолвный, словно сложенный из людских тел, курган, вершину которого венчала женская фигура, напоминающая намогильный крест. Или плакальщица с тряпицей, из которой в натуральное ведро выжимается не вода, а «алая кровушка».
Свежесть и новизна музыки Бориса Тищенко — одного из талантливейших ленинградских композиторов — была на удивление созвучна великому памятнику прошлого. С первых тактов захватывало ее динамическое разнообразие: от жалобно-печальных звуков флейты, служивших «заставкой» спектакля, до экспрессивнейших средств современной музыкальной выразительности. Роль хора, введенного композитором в хореографическое произведение, важна не только тем, что мы слышим текст «Слова». Важно и другое — балетмейстер и режиссер, вслед за композитором, строят спектакль как коллективное, хоровое действо, в котором голоса Игоря и Ярославны лишь более различимы. Первоначально балет именовался авторами «Затмением». Символика такого названия раскрывалась не только в реальном затмении солнца, как бы преграждающем путь дружине Игоревой (этот исторический факт весьма эмоционально описан в «Слове»). Затмение Игоря заключается в том, что его личное бесстрашие, героизм трагически бессмысленного похода лишь усугублял беды земли Русской. Неудача похода приблизила самое страшное из затмений — многовековой татарский полон. Создатели «Ярославны» прочли старинный текст глазами современных художников, создали спектакль-предостережение. Его жанровое обозначение — хореографические размышления — призывало зрителя, потрясенного увиденным, задуматься об уроках истории.
Тищенко отмечал: «В характеристике русского стана — Игоря и дружины — я стремился воссоздать национальный колорит через активные ритмоформулы, словно опертые на полную ступню. В иной, острой ритмике предстало в моем сознании половецкое начало, вызывая ассоциации со степными кочевьями, со зловещим цокотом копыт маленьких лошадей». В спектакле свободной пластике босоногих русских воинов противостоял почти неперсонофицированный образ половецкой конницы, изображаемой женским кордебалетом на пуантах. Зритель ощущал как этими «копытцами» безжалостно топталась русская земля, видел, как эти человекоподобные муравьи облепляли свою добычу — незадачливых дружинников князя Игоря. В финале после, казалось бы, почти счастливого конца — возвращения Игоря и его прощения народом — внезапно поднимался задник, и перед зрителем возникал бесчисленный фронт чужеземной конницы. Татаро-монгольское иго зримо нависало над страной, раздираемой княжескими раздорами. Последний эпизод партитуры назывался «Молитва».
В спектакле поражала редкая эмоциональная наполненность всех исполнителей, превосходно освоивших непростую хореографию. Недаром вскоре именно всему коллективу балета Малого театра была присуждена почетная премия Ленинского комсомола. К премьере роль Игоря, князя Новгород-Северского — по существу антигероя балета, у которого молодецкая удаль не корректировалась разумом, — подготовили Василий Островский и Никита Долгушин. В рамках концепции всего спектакля первый был убедительнее, в то а время как Долгушин не смог полностью отказаться от бородинских традиций. Образ княгини Ефросиньи Ярославны — а беспредельно любящей жены, истинно русской женщины, «берегини» дома и по существу всей родной страны — был более традиционен. С теплотой и мастерством рисовали его Татьяна Фесенко и Тамара Статкун. Нельзя забыть плач Ярославны — птицы, бьющейся в тоске и тревоге об невидимую клетку, не дающую ей улететь к томящемуся в неволе супругу.
Надо признать, что этот балет — суровый по духу и во многом новаторский по выразительным средствам — вызвал различные отклики. С одной стороны, большинство официальной критики обвиняло спектакль в отсутствии патриотизма, в непонимании исторического значения «Слова», в использовании будто бы чуждого отечественному хореографическому театру стиля «модерн балета». Но были и защитники: помимо Шостаковича талантливый спектакль поддержал крупнейший специалист по древнерусской литературе академик Дмитрий Лихачев. Чтобы напомнить хулителям резкий и суровый тон «Слова о полку Игореве», в программу либретто к спектаклю были введены после названия эпизодов фрагменты древнего текста. Так, например, для «Усобиц» были выбраны такие слова: «О, стонать Русской земле, вспоминая первые времена и первых князей! Ибо сказал брат брату: „Это мое и то мое же». И стали князья про малое „это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать. Тоска разлилась по Русской земле; печаль жирна течет средь земли Русской». А после возвращения Игоря: «Игорь-князь в Русской земле. Приуныли у городов забралы и веселье поникло. А Игорева храброго войска не вернуть!».
С другой, более многочисленной стороны на «Ярославну» устремились зрители, обычно не посещающие балетные спектакли: гуманитарная и техническая интеллигенция, студенческая молодежь. Многие, кого привлек этот спектакль, приходили в театр снова и снова. И каждый раз эмоциональное потрясение рождало у них новые чувства, новые мысли, порой весьма далекие от двенадцатого века. Спектакль выдержал более 120 представлений. Мало того, в 1976 году он был отправлен на знаменитый Авиньонский фестиваль. Подобно тому, как в 1909 году в парижском «Русском сезоне» сенсационный успех имели фокинские «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь», так и новое поколение мастеров русской хореографии, создавшее «Ярославну», сумело произвести необычайный фурор в обширной молодежной аудитории. Как ответ на упреки в отсутствии в спектакле патриотизма прозвучало публичное заявление одного из лидеров французской левой молодежи: «Теперь я понял, почему Советский Союз победил в минувшей войне». Балетмейстер и театр гордились такой реакцией.
Давно идут разговоры о восстановлении спектакля Тищенко—Виноградова—Любимова в каком-либо театре. Но будет ли уже ставший легендой некогда новаторский спектакль, будивший мысль в душной атмосфере застоя, столь привлекателен сегодня?
Спектакль был разрешен к вывозу на гастроли на Запад. В частности, он с успехом прошёл на Авиньонском фестивале в 1976 г. (Франция)
Действующие лица балета и исполнители партий
Ефросиния Ярославна, княгиня Новгород-Северская — Татьяна Фесенко,Тамара Статкун,Светлана Широких
Игорь, князь Новгород-Северский — Никита Долгушин, Василий Островский, Константин Новосёлов
Кончак, хан Половецкий — Александра Мальгина
Владимир, сын Игоря —
Святослав Великий, князь Киевский — Олег Ужинский
Князья, Плакальщицы, Русские воины, Половецкие воины — Артисты кордебалета Малого оперного театра

Читать еще:  Разрешительная молитва на погребении

Действие первое
1. Усобицы
О, стонать Русской земле, вспоминая первые времена и первых князей. Ибо сказал брат брату: «Этомое, и то мое же». И стали князья про малое «это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую. Тоска раз лилась по Русской земле; печаль обильная потекла посреди земли Русской.
2. Призыв Святослава и сговор Игоревой дружины
Тогда великий Святослав изронил «золотое слово», со слезами смешанное: «Уже пал позор на славу. Склоните стяги свои, вложите в ножны свои мечи поврежденные, ибо лишились вы славы дедов. Вы ведь своими крамолами начали наводить поганых на землю Русскую». Зло сказали Игорь и Всеволод: «Помужествуем сами: прошлую славу себе похитим, а будущую сами поделим!»
3. Начало похода
Тогда вступил Игорь-князь в золотое стремя и поехал по чистому полю. Жены русские восплакались, приговаривая: «Уже нам своих милых лад ни мыслию не смыслить, ни думою не сдумать, ни глазами не повидать».
4. Затмение
. Сами скачут, как серые волки в поле, ища себе чести, а князю славы. Солнце ему тьмою путь заступало; ночь стонами грозы птиц пробудила.
Действие второе
5. Поход
Тогда Игорь взглянул на светлое солнце и увидел воинов своих,тьмою прикрытых. И сказал Игорь-Князь дружине: «О дружина моя и братья! Лучше ведь убитым быть, чем плененным быть; сядем же, братья, на борзых коней да посмотрим хоть на синий Дон». Ум князя уступил желанию, и охота отведать Дон великий заслонила ему предзнаменование. Игорь к Дону воинов ведет.
6. Первая битва
Дремлет в поле Олегово храброе гнездо. Далеко залетело! Не было оно в обиду порождено ни соколу, ни кречету, ни тебе, черный ворон, поганый половец!
О Русская земля! Ты уже за холмом. Спозаранок в пятницу потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девушек половецких. Червлен стяг, белая хоругвь, червлена челка, серебряно древко — храброму Святославичу!
7. Окружение
Долго ночь меркнет. Заря свет уронила, мгла поля покрыла. Щекот соловьиный уснул. А половцы непроторенными дорогами помчались к Дону великому: кричат телеги в полуночи, словно лебеди встревоженные. Гзак бежит серым волком, а Кончак ему след указывает к Дону великому. Земля гудит, реки мутно текут, пыль поля прикрывает. . Половцы идут от Дона, и от моря, и со всех сторон русские полки обступили.
Действие третье
8. Вторая битва
На другой день спозаранок кровавые зори свет возвещают. Быть грому великому! О Русская земля! Ты уже за холмом! Вот ветры, внуки Стрибога, веют с моря стрелами на храбрые полки Игоря. То было в те рати и в те походы, а такой рати не слыхано! С раннего утра до вечера, с вечера до света летят стрелы каленые, гремят сабли о шлемы, трещат копья булатные в поле незнаемом, среди земли Половецкой. Билися день, билися другой; на третий день к полудню пали стяги Игоревы. Тут братья раз лучились на берегу быстрой Каялы; тут кровавого вина недостало; тут пир закончили храбрые русичи: сватов на поили, а сами полегли за землю Русскую. Тут Игорь-князь пересел из седла золотого в седло рабское.
9. Плач Ярославны
На Дунае Ярославнин голос слышится, кукушкою безвестною рано кукует: «Полечу,—говорит,— кукушкою по Дунаю, омочу шелковый рукав в Каяле-реке, утру князю кровавые его раны на могучем его теле».
10. Побег
Погасли вечером зори. Игорь спит, Игорь бдит, Игорь мыслию поля мерит от великого Дона до малого Донца. Коня в полночь Овлур свистнул за рекою. А Игорь-Князь поскакал горностаем к тростнику, вскочил на борзого коня и соскочил с него серым волком. И побежал к излучине Донца, и полетел соколом под облаками.
11. Возвращение
Игорь-князь в Русской земле. При уныли у городов забралы, и веселье поникло. А Игорева храброго войска не воскресить!
12. Призыв
Вступите же, господа, в золотые стремена за обиду сего времени, за землю Русскую!

Источники:

http://vk.com/wall111968257_1224
http://soundtimes.ru/balet/klassicheskie-balety/yaroslavna
http://vk.com/wall111968257_1224

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector